Гряземетатели

 В ближайшую пятницу  в эфире телевизионной программы “Увда” (“Факт”, ведущая — Илана Даян) выйдет “разоблачительный материал”, посвященный… известному израильскому политику, основателю и лидеру партии “Моледет” (“Родина”), военачальнику, герою Войны за Независимость 1948 г. Рехаваму Зеэви (Ганди). 
Он застрелен арабскими убийцами из организации НФОП в иерусалимском отеле “Хайят” в 2001 г. (см. на сайте материал “Министр Рехавам Зееви погиб от рук палестинского убийцы”— 17.10.01).Эта передача станет продолжением “журналистского расследования”, впервые обнародованного 8 апреля программой “Увда” в эфире Второго канала израильского телевидения.Суть обвинений в адрес Рехавама Зеэви, считающегося одним из самых мужественных бойцов в истории ЦАХАЛа — утверждения нескольких женщин, что они “стали жертвами” преступлений на сексуальной почве, совершенных Рехавамом Зеэви в период с 1968 по 1972 год”, то есть — более 40 лет назад. В тот период генерал Зеэви занимал должность командующего Центральным округом.Накануне трансляции первой части “расследования через 40 лет”, тель-авивский окружной суд отверг просьбу вдовы и сына Рехавама Зеэви запретить показ данного сюжета.

Передача, готовящаяся к трансляции в ближайший шаббат, станет следующей “серией” данного сюжета, в котором женщины в анонимном режиме, за ширмой,  продолжат “давать сенсационные показания”.

В 2001 году генерал-майор запаса Рехавам Зеэви был министром туризма. До выхода в отставку из армии в 1973 году, занимал ряд крупных армейских должностей. В частности, командовал батальоном в бригаде “Голани”. В Синайскую войну 1956-го года был начальником штаба Южного округа. В 1968 Зеэви назначили командующим Центральным военным округом. Он занимал должность начальника ключевого, оперативного отдела генштаба.

Ганди закончил Высшую военную академию армии США и считался одним из самых грамотных военных аналитиков. После демобилизации был назначен советником премьер-министра Рабина по борьбе с террором.

В начале 1980-х годов Зеэви стал председателем директората тель-авивского музея «Эрец-Исраэль» и долгие годы проработал в этой должности. В тот период он публиковал книги и статьи по истории и географии Израиля.

В 1988 году Рехавам Зеэви (Ганди) пришел в большую политику, создав движение “Моледет”, имевшее уникальную для своего времени (да и для нынешних политических движений) программу, призывающую к добровольному выселению арабов Израиля, включая Иудею Самарию и Газу, в арабские страны. Как и следовало ожидать, программа партии была тщательно изучена израильской прокуратурой и Верховным судом Израиля на предмет ее запрета и объявления движения “Моледет” вне закона. Однако после соответствующей проверки  прокуратура и суд были вынуждены признать полную законность изложенных в программе движения тезисов, а движение “Моледет” — законным и легитимным. После чего “Моледет” принимала участие в выборах, и в 2001 году вошла в правительство. Рехавам Зеэви получил портфель министра туризма.

Отметим, что обстоятельства убийства Рехавама Зеэви, даже в том, неполном виде, в каком они освещены прессой, вызывают множество недоуменных вопросов.

Министра, которому положена постоянная личная охрана, убийца застрелил в лифте. До этого за Зеэви осуществлялась слежка в стенах гостиницы. Убийцам было хорошо известно о прибытии их жертвы в отель “Хайят”. Один из главных вопросов — как получилось, что личный охранник министра, обязанный везде, особенно — на таком, чреватом неожиданностями, объекте, как крупная гостиница, следовать за своим подопечным, оставил его в лифте одного?

Почему вовремя не обнаружили слежку за Рехавамом Зеэви и не эвакуировали его или, как минимум, не усилили его охрану (все было как раз наоборот)?

Каким образом убийцам стало известно о маршруте передвижения министра и планируемом им посещении гостиницы?

На все эти вопросы израильтяне ни тогда ни теперь не получили сколь-нибудь внятного ответа.

Мы вспоминаем об обстоятельствах странного убийства министра в столичной гостинице под носом у спецслужб и личной охраны вовсе не из желания возбудить праздное любопытство читателя. С нашей точки зрения, нынешняя, организованная СМИ, кампания по забрасыванию грязью давно умершего человека — это, ни много ни мало, попытка повторного убийства Рехавама Зеэви. Теперь уже — не физически, но — как политика и идеолога, сформулировавшего и выдвинувшего в качестве своей политической программы весьма опасную и пугающую (с позиций израильского левого истеблишмента) идею. Идею, пусть даже и добровольного, трансфера арабов за пределы Израиля.

Не случайно на фоне т.н. “журналистского расследования” уже звучат призывы “прекратить традицию ежегодно отмечать день памяти Рехавама Зеэви и отказаться от изучения его наследия” (соответствующие мероприятия проводятся после убийства политика на государственном уровне).

Кроме “основных” обвинений, в адрес Рехавама Зеэви, в конце 60-х -70-х годах стоявшего во главе военной администрации Иудеи и Самарии и заложившего основы израильской военной тактики  на “территориях” — звучат обвинения в “жестоком и грубом обращении с арабами”.

Таким образом, налицо вполне сознательная и “разносторонняя” кампания очернения Рехавама Зеэви.

Как в случае с убийством в отеле “Хайят”, нынешнее “журналистское расследование” вызывает множество недоуменных вопросов. Журналисты Второго канала, которые теперь изволят вытаскивать “истории” женщин, которые работали с Зеэви — почему-то молчали все эти годы. Зритель этих женщин не видит: они “разоблачают” Зеэви за занавеской, и кто они — неизвестно. Когда их “обидчик” был жив — с претензиями и разоблачениями они не выступали. Почему же сейчас, коллективно и хором (!), начали вдруг выступать?

Интересна и история обращения “расследователей” к самому объекту расследования — ведь у приличных журналистов принято интересоваться мнением и самого “обвиняемого”.

Стремясь, видимо, выглядеть “приличными журналистами”, авторы расследования тоже обратились за комментарием, так сказать, к “разоблачаемой стороне”. Так как объект позорных манипуляций с “разоблачением” не может ответить журналистам “Увды” — “ответчиком” они выбрали старшего сыны Ганди, Пальмаха Зеэви. Именно от него сотрудники Второго канала и потребовали объяснений и оправданий по этому делу.

Пальмах Зеэви совершенно резонно ответил, что ему абсолютно нечего сказать, по крайней мере — до тех пор, пока ему не представят “материалы обвинения”, все релевантные детали того, в чем обвиняют его отца: записи “показаний жертв” и т.д. И, НЕ ПОЛУЧИВ никаких “подтверждений” — заявил, что, за отсутствием предмета для комментария не сможет ничего комментировать —. Что немедленно было представлено авторами “Увды” следующим образом: “Сын Рехавама Зеэви отказался как-либо комментировать факты, приведенные в расследовании”. Что дополнительным образом свидетельствует о низости замыслов журналистов Второго телеканала.

Впрочем, комментарий общего характера Пальмах Зеэви все же дал, подчеркнув, что за многие годы деятельности его отца с ним работали тысячи людей, и никто никогда не жаловался на “притеснения” с его стороны, сексуальные домогательства и т.д.

Острие неожиданного “расследования через 40 лет”, всех этих странных попыток закидать грязью давно умершего человека — ясно указывает на подлинную цель “разоблачителей” — связанную с “обвиняемым” идею трансфера арабов из Израиля.

Именно эти попытки очернить имя Рехавама Зеэви, как ни странно, свидетельствуют о серьезном успехе его идей и его пути. Фактически — о победе его программы. По крайней мере — в умах израильтян. В обществе, которое еще недавно болело идеями “мирного процесса Осло”, зреет трезвое, осознание того, что без трансфера не обойтись, и призывы Рехавама Зеэви становятся — политическими задачами.

С точки зрения левого истеблишмента, все это означает, что нужно во что бы то ни стало постараться “испачкать” автора идеи трансфера, сделав таким образом выдвигавшиеся им идеи — “нелегитимными”.

Обвинения в “сексуальных домогательствах” в современном Израиле (да и на Западе) — оружие, от которого нет защиты. Особенно — если “обвиняемый” не может ответить на эти обвинения. Но даже если тот, кого обвинили, жив и способен за себя постоять — шанс спастись от такого рода обвинений есть у него только в том случае, если он предъявит  железное алиби. Например, если будет доказано, что в период инкриминируемых ему деяний “обвиняемый” находился не в Израиле, рядом со своей “жертвой”, а где-нибудь подальше от нее — лучше всего, в Новой Зеландии или Австралии.

Впрочем, при соответствующей нацеленности следствия и суда, и это не спасет. Ведь “пострадавшая” всегда сможет сказать, что “перепутала даты”, а следователи помогут ей подогнать “деяния” обвиняемого под новые сроки.

Это, повторим — при живом человеке. В данной же ситуации с Рехавамом Зеэви — вообще ничего невозможно доказать. Приходится признать, что мы столкнулись с одним из проявлений общей тенденции израильских левых “гряземетателей” — любыми методами, в соответствии с формулой “цель оправдывает средства”, бороться с наступлением новых времен, в которых нет места их идеологии.

Следует подчеркнуть, что использование столь низменных методов (когда на всеобщее обозрение вытаскивают истории 40-летней давности, зачастую и вовсе фальсифицированные, обвиняют давно умерших и т.д.) — красноречиво говорят о том, что у левых дела — плохи. Если не сказать — очень плохи. И эти омерзительные способы вряд ли помогут им в ситуации, когда народ Израиля все больше приходит к мысли (особенно — на фоне нынешних событий в стране), что арабам на чужой земле делать нечего.

http://evrey.com/

About Asher

SHALOM

Posted on 17.04.2016, in Шофар. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: