Храмовый дизайнер

Если бы устроили конкурс на здание, оказавшее наибольшее влияние на историю человечества, то, наверное, построенный в Иерусалиме царем Шломо в десятом веке до н.э. Храм легко занял бы первое место.

Хотя ему и предшествовала во времени переносная Скиния, однако в силу исторических обстоятельств эта святыня была, без сомнения, чисто национальной, временами даже племенной. Воздвигнутый же в Иерусалиме Храм с самого начала был центром, из которого влияние монотеизма распространялось также и на окружающие страны и народы. Не только иудаизм и христианство, но опосредованно и ислам, и несколько менее знаменитых религий развились под влиянием учения, постепенно сформированного священниками и пророками этого уникального «культового учреждения».

Внешний вид, архитектура этого здания, без сомнения, имели немалое воздействие на современников. Тем не менее мы можем себе их представить лишь весьма приблизительно. Описание Храма, наиболее близкое к нему по времени, можно прочесть в книге Царств. Однако текст этот довольно лаконичен и к тому же полон строительной терминологии, которую нелегко понять после тридцати столетий.

Археология до недавнего времени почти ничем помочь нам не могла. Правда, с тех времен сохранилась часть восточной стены Храмовой горы, т.е. подпорных террас. Но от самого же здания первого Храма, если что и осталось, то глубоко под слоями позднейшего строительства, недоступное глазу. Ведь на месте разрушенного воинами Навуходоносора здания было еще немало строительных работ: второй Храм, перестройка его Иродом, потом языческий храм Юпитера, а в конце 7 в н.э. – нынешнее здание Купола скалы.

Изображения Храма, созданные на протяжении веков еврейскими и христианскими иллюстраторами, по большей части основывались на их богатой фантазии и на архитектуре их эпох, в меньшей – на тексте Писания. Но и работы ученых последних поколений тоже опирались на довольно шаткую базу. Дошло до того, что появилась целая школа историков-минималистов, вовсе отрицавших существование Храма в Иерусалиме в эпоху, предшестовавшую вавилонскому плену. Именно потому столь важны исследования профессора археологии Иерусалимского университета Йосефа Гурфинкеля, в популярной форме изложенные в только что вышедшей в свет книге «Храм и дворец Шломо – новый взгляд с позиций археолога». Пожалуй, впервые вопрос об архитектуре Храма помещается на серьезное научное основание.

Нет, увы, Гурфинкелю не удалось проникнуть в подземные ходы под Храмовой горой, хранящие еще немало неисследованных следов древнейших эпох. Однако зато за последние несколько лет ему и его коллегам удалось изучить два города Иудеи, по времени относящихся как раз к периоду царствования Давида и Шломо. Одно городище – Тель Кайяфа – раскопано недалеко от Бейт Шемеша. Именно оно, видимо, упоминается в книгах Иеошуа и Шмуэля под именем Шаараим. Другой город обнаружился в Моце, западном пригороде Иерусалима, в процессе расширения шоссе на Тель-Авив.

Эти раскопки, с одной стороны, нанесли серезный удар по тем ученым, которые уже много лет пытаются доказать, что никакого царства во времена Давида и Шломо не было. Максимум, говорили они, это были вожди полудиких племен. Теперь же доказано, что даже окраинные города Иудеи, такие как Тель Кайяфа, были мощными крепостями с развитыми архитектурой, письменностью и культом. Какой была столица царства – Иерусалим?

Но для нас интересно, что в Моце найден небольшой городской храм, а в Тель Кайяфе – уменьшенная, переносная модель Храма, служившая каким-то не очень еще понятным религиозным целям. Картину дополняет еще и храм в Араде, где уже несколько десятилетий назад была раскопана еврейская крепость примерно тех же времен. Сам факт, что в городах Иудейского царства были местные храмы, не должен нас удивлять или заставлять усомниться в монотеизме наших предков. На протяжении всей книги Царств нам вновь и вновь сообщается, что народ, помимо служения в Иерусалиме, продолжает «приносить жертвы на высотах» (за что автор книги очень осуждает тогдашних иудейских царей). А посколько служили на этих высотах, конечно же, Единому Б-гу, то нет ничего удивительного в том, что евреи или устраивали в своих городах небольшие храмы по образу и подобию Храма Иерусалимского (как это найдено в Моце и Араде), или же делали небольшие макеты святыни (как в Тель Кайяфе).

Общий план Храма был понятен и раньше: внутреннее, скрытое от посторонних глаз помещение – Святая святых, более наружное помещение, где стояли семисвечник и жертвенник для благовоний, и самый наружный улам (что переводят иногда как зал, иногда как крыльцо или притвор). Сравнивая текст книги Царств с этими древними аналогами Храма, Гурфинкель понял ряд строительных терминов Писания и таким образом лучше разобрался в архитектуре древнего здания. Вот несколько примеров.

Веками высказывались сомнения: что же конкретно представлял собой улам? Открытое крыльцо, или крыльцо с крышей, или же входное помещение с четырьмя стенами и крышей? Археологические находки привели Гурфинкеля к выводу, что передней стены у улама не было, но крыша была. Крышу эту поддерживали два мощных столба, о которых сообщает Писание (похожие столбы, но намного меньше, стояли и у входа в храм в Моце).

Комментаторов всех времен смущало, что Писание сначала называет высоту всего здания – 30 локтей (ок. 15 метров), а несколькими стихами далее сообщает высоту одного из трех помещений, Святая святых – всего 20 локтей. Неужели крыша здания была ступенчатой? Храм из Арада предлагает другой ответ на эту загадку: пол внутреннего помещения (Святая святых) там значительно выше, чем внешнего, и вполне логично, если так же было устроено и в Иерусалиме.

И наконец, дверные косяки. Книга Царств рассказывает, что косяки у входа в храмовый зал были «четырехсторонние», а у входа в Святая святых – «пятисторонние». Что бы значило это странное выражение? «Макет Храма», найденный в Тель Кайяфе (см. фото) дает, видимо, ответ и на этот вопрос. Речь идет о конструкции «косяк внутри косяка», и так снова и снова – четыре, пять слоев. Гурфинкель приводит свидетельства того, что этот своеобразный архитектурный элемент использовался и во дворце Шломо, и в здании второго Храма, на много сотен лет позже.

Когда Гурфинкель помещает Храм Шломо в архитектурном плане в перспективу культовых зданий Передней Азии конца 2-го тысячелетия до н.э., он оказывается зданием скорей традиционным, чем революционным. Если в Храм приходил человек, бывавший до этого в языческих храмах окрестных народов, то общая структура из трех помещений и двора с жертвенником была ему знакома. Но вот внутри его ждало потрясение. В самом внутреннем помещении он ожидает встретить статую божества. Но не тут-то было: в Святая святых этого странного еврейского Храма нет статуи!

Гурфинкель предполагает, что «многослойные косяки» служили дополнительной отличительной чертой Иерусалимского Храма. Этот элемент не встречается в хананейских и сирийских храмах того времени. Зато он известен ученым из месопотамских храмов, за много сотен лет до того. Не исключено, что это напоминание о культурных корнях евреев. Ведь Авраам вырос в Месопотамии, в Уре халдейском, оттуда отправился в Ханаан, и лишь потом его потомки оказались в Египте.

Конечно, выводы профессора Гурфинкеля не станут последним словом в этом вопросе ни для археологов, ни для комментаторов текста. Однако это важный шаг к пониманию Храма как реального здания, стоявшего в Иерусалиме три тысячи лет назад, а не только как мистического центра еврейского народа.

Меир Антопольский

About Asher

SHALOM

Posted on 05.07.2015, in Израиль, Культура. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: