Миф о международной изоляции государства Израиль

Вопреки заявлениям оппозиционных политиков, международное положение Израиля отнюдь не выглядит так уж скверно. Наоборот, экономическая стабильность, растущие связи и масштабные геополитические изменения открывают перед Еврейским государством все больше возможностей.

Представители оппозиции и, по крайней мере, часть израильских СМИ утверждают, будто Израиль находится в шаге от дипломатической катастрофы и международной политической изоляции.
Однако, даже беглый взгляд на график встреч премьер-министра Нетаниягу говорит о другом. Только за последние недели он общался в своей канцелярии с британской делегацией, возглавляемой министром Мэттью Хэнкоком, с генеральным директором международной компании «Майкрософт» Сатьей Наделлом, главой правительства Болгарии Бойко Борисовым и президентом Румынии Клаусом Йоханисом. Обсуждаемые темы включали вопросы экономики, научных исследований, технологического прогресса и борьбы с террором. В Кнессете же, тем временем, при участии многочисленных послов африканских стран было объявлено о создании израильско-африканского лобби. Катастрофа? Изоляция?

Стоит рассмотреть подробнее несколько основных и наиболее перспективных направлений израильской международной политики.
Индия

Индия, получившая независимость в середине ХХ века, на протяжении десятилетий предпочитала союз с мусульманскими и арабскими странами. Лишь в 1992 году состоялась формальная нормализация отношений, и в последние годы Израиль даже превратился в третьего поставщика оружия этой стране после США и России. С победой же на президентских выборах 2014 года давнего поклонника и друга Израиля Нарендра Моды, тесные связи между государствами, переставшие быть секретом, немедленно принесли плоды на международной арене.

В ходе операции «Несокрушимая скала» индийское правительство отклонило попытки мусульманских партий обсудить в парламенте «бойню в Газе», а затем отказалось поддержать посвящённый операции отчёт ООН, обвинивший Израиль в «военных преступлениях».

Ещё теснее отношения между странами стали после прибытия в Израиль в прошлом году индийского президента Пранаба Мукерджи, ответного визита министра обороны Моше Яалона, и посещения Еврейского государства в начале нынешнего года главой индийского МИДа Сушмой Сварадж. Развитие связей впрямую сказалось и на росте количества индийских туристов, прибывающих в Израиль и на показателях объёмов взаимной торговли.

Япония

Другим ярким примером тенденций во внешней политике нашего государства может послужить Япония. На протяжении долгих лет контакты с Израилем поддерживались «на медленном огне». Но в последнее время это дальневосточное государство приобрело целый ряд израильских стартапов, одновременно увеличив и объемы торговли с Израилем. Изменения начались после визита Биньямина Нетаниягу в Японию в мае 2014 года и продолжились после ответного посещения премьер-министром Японии Синдзо Абэ Израиля в январе 2015-го. Согласно данным Министерства экономики, в прошлом году израильский экспорт в Японию, состоящий, преимущественно из технологий, лекарств и лабораторных инструментов, достиг 770 миллионов долларов — при импорте, составляющем порядка 1,3 миллиарда долларов.

Изменения на международном рынке нефти, подорвавшие монополию арабов, привели к тому, что Япония перестала опасаться реакции своих поставщиков энергии, одновременно решив, что не готова отказаться от достижений «ближневосточного силиконового вади», конкурирующего с Силиконовой долиной в Калифорнии.
Суннитские страны

«Геополитическое положение Израиля сегодня, возможно, лучше, чем когда бы то ни было за всю историю государства», — считает профессор Поль Шам, генеральный директор Института Гильденхорна по исследованию Израиля при Мэрилендском университете. В недавней статье для чикагского портала Real Clear Politic он обосновал свое мнение прежде всего тем, что «важнейшие суннитские страны региона – Саудовская Аравия, Египет, богатые страны Залива и Иордания де-факто увидели в Израиле союзника». Тот, кто достаточно знаком с историей Израиля, осознает, насколько драматическим является это развитие.

Отношения Израиля с арабскими странами распространились далеко за пределы тех государств, с которыми были подписаны мирные соглашения. И,очевидно, что это происходит вовсе не из-за идеологического сближения или теплых личных отношений, сложившихся в последнее время. Речь идет о продуманной политике, связанной с совпадением интересов. «Главным образом, — замечает профессор Шам, — из-за общей угрозы со стороны Ирана. Но в той же мере и вследствие усиления агрессивных исламских движений вроде «Аль-Каиды» и ИГИЛа и опасения дестабилизации, которая уже произошла в Сирии, Ираке, Ливии и Йемене».

Террористическая угроза со стороны джихадистов с одной стороны и растущее влияние шиитского Ирана с другой создали особые условия, открывшие перед Израилем новые геополитические возможности и постепенно превращающие его во влиятельную региональную державу. Связи, которые раньше казались нереальными или были глубоко засекречены, получают огласку одна за другой.

Израиль фактически оставил попытки заключения политических соглашений с арабскими странами, перейдя к стратегии временных союзов. Весомое преимущество такой политики заключается в том, что ни одна из сторон не обязана уступать другой в чем-либо, продолжая с ней сотрудничать в конкретных вопросах. Эти союзы также не ограничивают связей с третьей стороной и, что весьма существенно, их детали не публикуются, оставляя немалое пространство для политического маневра.
Египет

Подтверждений словам Шама немало. После долгих лет перерыва возобновилась работа египетского посольства в Израиле. «Я часто разговариваю с Нетаниягу», — сообщил в прошлом году президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, предложивший чуть позже распространить мирный договор с Израилем и на другие арабские страны. По сообщению корреспондента издания «Макор ришон» Цвики Кляйна, в беседах с лидерами еврейских американских организаций на встрече в Каире в начале февраля ас-Сиси заметил, что «Нетаниягу является сильным лидером, способным влиять на развитие всего региона и мира».

В Египте по-прежнему сильны антисемитские настроения, а также поддержка «Братьев-мусульман» и радикальных салафитов. Пример тому — недавняя обструкция и отстранение от работы в парламенте, которым подвергся египетский депутат, позволивший себе пригласить на обед израильского посла.

Вместе с тем, для египетских властей слишком важно сотрудничество с Израилем — как в экономической сфере, так и в области войны с джихадистским исламом на Синайском полуострове и в секторе Газа. Недаром, в отличие от того, что было при Мубараке, теперь ХАМАС, обвиненный в пособничестве убийству генерального прокурора Египта, превратился для них в заклятого врага и его туннели из Газы в Египет систематически и безжалостно уничтожаются.

Есть свидетельства и тому, что египетское руководство стремится изменить подводные течения в своем обществе. Так, например, на протяжении последнего месяца рамадана по египетскому телевидению транслировался лирический сериал о любви между мусульманином и еврейкой. А в прошлом месяце в египетских школьных учебниках по истории впервые появился параграф о мирном соглашении, подписанном в Кемп-Дэвиде.
Иордания

Восточная угроза со стороны ИГИЛа повлияла и на сближение с Израилем Иорданского королевства, иллюстрации чему регулярно появляются в СМИ. Так, в прошлом году Израиль направил свои БПЛА на сирийскую границу Иордании для сбора разведданных. Тогда же, по сообщениям иностранных источников, Израиль передал иорданской армии 16 вертолетов «Кобра».

Как и в Египте, в иорданском обществе существует немало предрассудков в отношении Израиля. И власти королевства тоже прилагают усилия для того, чтобы изменить или хотя бы умерить подобные настроения. Около года назад, по распоряжению короля Абдаллы, название Израиля было внесено на карты и в учебники страны. А в октябре генеральный директор израильского МИДа др. Дори Голд вместе с министрами иностранных дел арабских стран принял участие в состоявшейся в Иордании конференции ОБСЕ.
Страны Персидского залива

Всего около месяца назад состоялось историческое рукопожатие между министром обороны Моше Яалоном и принцем Турки ибн Фейсал Аль-Саудом, в прошлом возглавлявшем разведку Саудовской Аравии. Оно произошло на мюнхенской конференции по национальной безопасности сразу же после того, как Яалон рассказал о встречах за закрытыми дверями и о существовании каналов связи с арабскими странами на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Теперь, после заключения ядерной сделки, реабилитировавшей режим аятолл, все более тесное сотрудничество Израиля с Саудовской Аравией перестало быть секретом.

«Израиль может связаться сегодня практически с любой арабской страной», — заметил Дори Голд в январе на конференции израильского Института исследований национальной безопасности (INSS), на следующий день после того, как в СМИ сообщили о состоявшейся в Абу-Даби встрече между министром энергетики Ювалем Штайницем и высшими должностными лицами ОАЭ.

В ноябре Голд и сам побывал в Абу-Даби, договариваясь об открытии израильского представительства при расположенной там штаб-квартире Международного агентства по возобновляемым источникам энергии. Собственно, еще чуть меньше года назад, незадолго до назначения на должность гендиректора МИДа, Голд встретился на конференции в Вашингтоне с отставным саудовским генералом Анваром Эшки, приближенным к правящей саудовской династии. По окончанию конференции Голд сообщил журналистам новостей 10-го израильского телеканала: «теперь мы понимаем, как много у нас общих интересов, и, в свете происходящего в Иране, позиции Израиля и Саудовской Аравии стали ближе, чем в прошлом».

Конфликт стран Персидского залива с Ираном хорошо сочетается с израильскими интересами и уже принес свои плоды. Одним из ярких примеров этого стало решение Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) объявить «Хизбаллу» террористической организацией, поддержанное в итоге и Лигой арабских государств (лишь два сателлита Ирана — Сирия и Ирак — выступили против). При этом Саудовская Аравия отказалась передать 4 миллиарда долларов Ливану на модернизацию армии, мотивировав это усилиями Насраллы сохранить режим Асада в Сирии.

Для суннитской оси, возглавляемой Саудовской Аравией, нет места диалогу с Ираном, рассматриваемым в качестве экзистенциальной угрозы и претендующим на региональную гегемонию.

Попытки американцев убедить саудитов в обратном потерпели неудачу. В статье, опубликованной на днях принцем Фейсалом Аль-Саудом, автор обвинил США в том, что те отринули многолетний союз между странами, а высокомерие Обамы лишь подлило масла в огонь. В этом создавшемся вакууме открылась позиция для Израиля.

«Израиль превратился в интегральную часть сохранения регионального статуса-кво, — заметил профессор Шам, — правительства арабских стран хотят теперь сохранения стабильности больше, чем чего-либо другого, включая и борьбу против Израиля. Ни одна арабская страна теперь не выиграет от его исчезновения».

На фоне развития суннитскими странами интенсивных связей с Израилем его конфликт с палестинскими арабами значительно снизил для них свою важность, что не замедлило проявиться и в арабских СМИ. Последнее и, возможно, самое резкое выражение этого нового видения было опубликовано пару недель назад саудовским журналистом Мухаммадом Эалем Эль-Шейхом. «Нашим первым врагом является Персия, и лишь затем сионисты, — написал он, — необходимо ясно и не смущаясь обозначить эту позицию перед всеми, кто пытается отвлечь нас историей о том, что Израиль главный враг арабов и что Иран поддерживает нас по палестинскому вопросу».

По словам доктора Нахума Шило, специалиста по странам Персидского залива, Эль-Шейх не просто один из саудовских публицистов. Он принадлежит к центральному клану в религиозной саудовской элите, основателям ваххабизма, больше двухсот пятидесяти лет идущим рука об руку с правящей нынче саудовской династией. И его заявления являются отражением того, как видят сейчас ситуацию в верхах королевства.
Турция

По сравнению с тем, какими были отношения, в том числе и в области военного сотрудничества, у Израиля и Турции в прошлом, нынешнее положение, безусловно, является серьезным ухудшением. Правда, время от времени можно услышать о «прорывах» на пути к возобновлению прежних связей, однако пока одним из условий Турции является «отмена блокады Газы», притом, что сама она остается базой для ХАМАСа, вряд ли это будет реально.

Все же, несмотря на прерванные отношения, согласно официальной статистике, объемы взаимной торговли растут, а сотрудничество в определенных областях продолжается и без официального примирения. Можно предположить, что по мере того, как израильский газ из морских недр потечет на экспорт, это сотрудничество усилится еще больше.

Шансов, однако, на достижение официальных договоренностей немного. В том числе и потому, что сближение с Турцией осложнит Израилю отношения с целым рядом других государств – Египтом, Грецией, Кипром и Россией. Притом, что в нынешней ситуации поддержание делового диалога с Россией, активно действующей на Ближнем Востоке и обладающей влиянием и на Иран, и на «Хизбаллу», является для Израиля приоритетом. К слову, и объем торговли между Израилем и Россией вырос за последние пятнадцать лет на сотни процентов.
Сильная экономика как стратегическая ценность

Вообще экономика Израиля, опять же, вопреки тому, что утверждает значительный сегмент израильских СМИ, в относительно неплохом состоянии. «Благодаря осторожной экономической политике, показатели экономического роста в Израиле растут быстрее, чем в подавляющем большинстве стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) вот уже на протяжении более десяти лет. Растет и коэффициент занятости, инфляция низкая, а финансовый баланс правительства в хорошем состоянии», — с этих оценок начинается отчет ОЭСР, представленный недавно правительству Израиля.

Все это впрямую влияет и на геополитическое положение Израиля – экономическая устойчивость страны обеспечивает и ее политическую стойкость.

«Хотя Израиль по своим размерам занимает крошечную территорию, он уже не является маленькой страной, — заметила в недавно опубликованной авторитетным экономическим изданием «Глобс» статье доктор Эстер Луцато, входящая в руководство Университета Бен-Гуриона. — По соответствующим параметрам, играющим роль в эпоху глобализации, Израиль превратился в страну с высоким удельным весом в сферах экономики и технологии, а также с демографической и военной точек зрения. За последнее десятилетие Израиль совершил значительный экономический скачок, — продолжила она, — от ВНП на душу населения в 15,600 долларов в 2002 году к 37,550 долларов в 2015 году (в два с половиной раза за 13 лет). И это еще без учета открытого газа и при высоком демографическом приросте, как правило, снижающем этот показатель. У этих показателей есть огромное политическое значение. Впервые в истории страны ее экономические успехи (согласно ежегоднику «Экономист — мир» за 2016 год) сравнимы с достижениями ведущих европейских экономических держав – Франции, Британии и Германии. Израиль уже перегнал по ВНП Францию (36,070 долларов), у которой этот показатель превышал израильский в 2004-2007 годах почти вдвое, и приблизился к немецкому (39,640 долларов)».
Южная Африка

Для многих государств мира это стало достаточной причиной, чтобы стремится к укреплению связей с Израилем. Ярким примером тому служит то, что произошло на днях в Южной Африке – инкубаторе антиизраильского бойкота. Израильская делегация во главе с все тем же Дори Голдом впервые за десятилетие встретилась с руководством этой страны. На этой встрече не было сказано ни слова об «израильском апартеиде», там обсуждались возможности будущего сотрудничества в области технологий, сельского хозяйства и использования воды.
Газ

Точно так же и открытие газа у берегов Израиля, в свою очередь, является важным фактором регионального усиления, поскольку обладание им становится политическим ресурсом не в меньшей степени, чем экономическим. Так, экспорт природного газа в Иорданию (первый газопровод начнет поставлять газ из месторождения «Тамар» в королевство уже в 2017 году) влияет на укрепление связей с этой страной. Второй газопровод, из «Левиафана», должен начать работу в 2019-ом. Многомиллиардный договор, обладающий и колоссальной политической силой, вот уже несколько лет тормозится усилиями активных противников газового законодательства.
Греция и Кипр

Еще более серьезным достижением, связанным с газовым ресурсом, стал новый региональный союз в области экономики, энергетики и безопасности, заключенный в конце января в столице Кипра Никосии премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу, президентом Кипра Никосом Анастасиадисом и главой греческого правительства Алексисом Ципрасом. Главная тема встречи состояла в обсуждении газопровода из Израиля на Кипр и в Грецию, а оттуда дальше в Европу.

Сотрудничество с Грецией, основанное на экономических интересах, принесло и политический дивиденд. Согласно недавней публикации Пазит Рабиной в «Макор ришон», судя по всему, именно эта страна предупредила Израиль об очередной антиизраильской резолюции, готовящейся в ЕС. Более того, греческий представитель оказался там единственным, кто потребовал отказаться от параграфа, разделяющего «Израиль и захваченные им территории» и обсудить террор против Израиля. И это притом, что на протяжении многих лет Греция традиционно поддерживала арабов против Израиля, а ее нынешний премьер–коммунист весьма далекий по взглядам от израильского коллеги.
Европейский вызов

Несмотря на все вышесказанное, следует учитывать, что у Израиля нет сегодня реальной альтернативы связям с западными державами. Дело не только в том, что мы разделяем с основными демократическими режимами мира общие идеологические и нравственные ценности. Израиль в большой степени зависит от США политически. Кроме того, именно Запад является по-прежнему главным экономическим партнером. И в обозримом будущем замены этому у нас не будет.

Вести бизнес в странах Азии очень непросто. Многие из этих государств, особенно Индия и Китай, заинтересованы в сохранении производственных мощностей на своей территории. При этом правила и регуляционные нормы там крайне неустойчивы. Более того, в Китае, в отличие от Запада защита авторских прав и патентов, мягко говоря, оставляет желать лучшего, а в случае юридического конфликта не действует международный арбитраж.

Поэтому израильский экспорт в страны Азии в значительной мере ограничен технологиями и вооружениями, в то время как в Европе он распространяется также на продукцию сельскохозяйственную продукцию, товары и финансы.

Это положение хорошо иллюстрируют данные, представленные Центральным статистическим бюро Израиля за три месяца: с ноября 2015 по январь 2016 года. Следует отметить, что эти цифры приводятся без учета импорта и экспорта в сфере услуг, военных закупок Израиля и алмазов, которые поступают в Израиль для огранки, а затем покидают страну.

Всего в Израиль за этот период было импортировано товаров на общую сумму 17,1 миллиарда шекелей. При этом 42% из них пришли из ЕС, 15% — из США, 27% — из стран Азии. Остальные государства мира добавили еще 16%.

Экспорт за это время достиг суммы в 14,4 миллиарда шекелей. Из них 33% в ЕС, 26% в США, 21% в страны Азии и 20% в другие места.

Это убедительно доказывает, что Израиль не может позволить себе отказаться от контактов с Европой. Поэтому, учитывая распространяющиеся там антиизраильские настроения, остро стоит вопрос в том, как с этим справляться. Однако если отвлечься от клише и рассмотреть проблему глубже, оказывается, что и здесь есть с чем работать.

Израильские СМИ любят муссировать тему BDS — организации антиизраильского бойкота и сопутствующих ему антисемитских настроений, распространяющихся по миру. Влияние этого движения необходимо учитывать и бороться с насаждаемым им идеологическим террором.

Вместе с тем, следует заметить, что, несмотря на большой шум, создаваемый его активистами, успехи движения относительно поставленных ими целей весьма незначительны и, более того, изначально обречены на провал. Как было отмечено в недавней редакционной статье газеты «Вашингтон пост», Израиль является очень предприимчивым и изобретательным государством, и чтобы нанести ему ущерб, движению BDS пришлось бы заставить миллионы людей по всему миру отказаться от продуктов, технологий, предметов роскоши и даже воды, чего, разумеется, не произойдет.

Из десятка основных наименований израильского экспорта лишь пара поступает на продажу в частный сектор и потому уязвима для бойкота — это лекарства и медицинские инструменты. Но трудно предположить, что в мире найдутся вменяемые люди, готовые отказаться от этой израильской продукции во имя продвижения интересов палестинских арабов.

Куда более серьезной проблемой являются навязчивые попытки западных стран навязать Израилю мирный договор с Махмудом Аббасом.

На этот раз мутное варево готовит нам Франция вместе с руководством Европейского Союза и Белым домом. Идея состоит в том, чтобы собрать международную группу, поддерживающую переговоры Израиля с Абу-Мазеном, а затем в июле провести международную мирную конференцию. При этом Париж в открытую угрожает намерением в одностороннем порядке признать арабское государство в Палестине или провести резолюцию в СБ ООН, в случае провала своих усилий.

«На нас лежит обязанность способствовать решению о двух государствах», — заявил, уходя в отставку, французский министр иностранных дел Лоран Фабиус. Однако сменивший его Жан-Марк Эро снизил тон, сообщив, что в случае провала Франция «не станет автоматически признавать арабское государство». В Иерусалиме, однако, не питают иллюзий и сохраняют пессимизм в отношении французских инициатив.

По мнению Пазит Рабиной, у Франции нет особых симпатий к палестинским арабам, но «правительство Франсуа Олланда видит себя вершителем ближневосточной политики».

«Громадные оружейные сделки с Саудовской Аравией и странами Персидского залива, активность в международной коалиции против ИГИЛа в Сирии и жесткое неприятие продолжения правления Асада», — все это, считает журналистка, и является истинными причинами французских политических усилий в регионе.

К ним стоило бы добавить также и давление со стороны мусульманских и левых сил внутри самой Франции. Педалирование «палестинской» темы ничего не стоит левому социалистическому правительству Франции, но приносит значительную электоральную поддержку, по меньшей мере среди 7 миллионов французских мусульман.
Умная дипломатия

Чтобы справиться с этой новой напастью, Израилю необходимо глубоко погрузиться в европейскую политику и осознать ее во всех нюансах, чтобы приобрести возможность прагматично маневрировать, используя дипломатию и существующие рычаги давления.

«К сожалению, Израиль забросил дипломатическую работу в Европе еще около 30 лет назад, — считает Вильгельм Рот, генеральный директор Центра израильско-европейских отношений, активно действующего на континенте. — И проблема в том, что в Израиле не умеют говорить по-европейски. В отличие от Европейского Союза, в национально ориентированных странах Европы Израиль способен найти тех, кто будет готов услышать его позицию, и немало сил, заинтересованных в сотрудничестве. И не только в странах вроде Чехии, на протяжении многих лет, поддерживающей Израиль».

«Самый яркий пример – это Германия. Там наше нынешнее положение, возможно, лучшее за много десятилетий, — считает Рот. – Ежегодный торговый оборот в последние годы превышает 6 миллиардов долларов. Для германского правительства Израиль — одна из самых приоритетных целей в торговых отношениях. Немцы ищут технологии и человеческие ресурсы. Недаром значительная часть последних мероприятий, организованных немецким правительством в Израиле, выглядит как ярмарки по трудоустройству. Германия видит в Израиле огромный потенциал для своей экономики».

По словам Рота, лишь недавно в беседе с ним депутат Бундестага Стефан Бильгер подчеркнул важность, которую придают Израилю в Германии во всем, что касается экономических вопросов, рассматривая еврейское государство в пятерке наиболее релевантных стран, включая США, Британию, Россию и Китай.

В значительной степени, именно отсюда проистекает нежелание Германии поддерживать маркировку израильских товаров и одностороннее прочерчивание границ. А проблема беженцев и понимание того, что она лишь усугубится с возникновением арабского государства в Иудее и Самарии, как видно, привела канцлера Ангелу Меркель к исключительному заявлению о том, что «сейчас не время для больших шагов вперед».

«Последний визит Нетаниягу в Германию, — считает Рот, — выглядел очень хорошо. Речь идет о золотом веке израильско-немецких отношений и, на мой взгляд, они будут улучшаться и дальше. Это просто необходимо закреплять развитием сотрудничества».

Аналогичным образом выстраиваются у Израиля связи и с Британией. Англичане, мягко говоря, не в восторге от антиизраильских рекомендаций Европейского Союза. Лишь восемь месяцев назад британский министр по делам бизнеса, инноваций и профессионального образования Саджид Джавид (кстати, мусульманин пакистанского происхождения) сообщил, что «ни он, ни его партия, ни правительство, ни большая часть жителей страны» не верит в бойкоты.

Джавид резко выступил против решения совета британских студентов бойкотировать Израиль и пообещал сделать все от него зависящее, чтобы увеличить торговлю с Израилем, с энтузиазмом подчеркнув, что «последние годы стали для израильско-британских сделок особенно успешными». Объем торговли между странами достигает сейчас 6,9 миллиардов долларов в год и, по мнению британского министра, будет расти и дальше.

И если есть то, что англичане любят больше всего на свете, так это – подставить подножку французам. Как и Ангела Меркель, Консервативная партия Британии и возглавляющий ее Дэвид Камерон – естественные союзники Израиля в европейской политике.

И не только они. На просторах Европы растет поддержка правых партий, многие из которых симпатизируют Израилю. Эти партии имеют представительство в Европейском парламенте и, судя по всему, в некоторых странах континента вскоре придут к власти.

Речь отнюдь не идет о неонацистах или радикалах. Наоборот, эти партии вычищают свои ряды от антисемитов и придерживаются позиций, которые разделило бы большинство израильтян. Примером тому служат «Австрийская партия свободы», партия «Шведских демократов», ЮКИП в Англии и другие.

Таким образом, и в Европе Израиль далек от политической изоляции. У еврейского государства есть там друзья, и есть рычаги для продвижения своих интересов, даже против таких влиятельных игроков как Франция.
В ожидании следующего американского президента

О растущих буквально на глазах связях Израиля можно рассказать еще немало. Но, очевидно, нельзя обойти главную составляющую – отношения с США.

Оглядываясь назад, можно безошибочно сказать, что симпатии Обамы премьер-министр Израиля мог бы завоевать только лишь одним способом, уступая Аббасу и пресмыкаясь перед американской администрацией.

Другими словами, «бар-иланская стратегия» Нетаниягу себя оправдала. Израиль устоял на протяжении двух сроков одного из самых враждебных еврейскому государству президентов США без отступлений.

Критики указывают на то, что премьер-министр «всего лишь сохранил существующее положение», но стоит понимать, что в таких условиях и это не было само собой разумеющимся.

Все же от оружейного эмбарго США и Британии в 1948 году до американского вице-президента, прибывающего в Иерусалим в 2016 году, чтобы убедить правительство согласиться на оружейную сделку в объеме 5 миллиардов долларов в год, пройден немалый путь.

И первый визит за пределы США председатель объединенного комитета начальников штабов американской армии генерал Джозеф Данфорд совершил именно в Израиль, побывав с тех пор у нас еще раз.

Да и американское общество не спешит подражать своему президенту в отношении к Израилю. После всех угроз и обвинений, которые были озвучены в СМИ о якобы созданном Нетаниягу кризисе в отношениях между Израилем и США, выясняется, что распиаренный конфликт не распространился далеко за пределы Белого дома и Госдепартамента.

Опубликованный в конце февраля опрос Института «Гэллапа» свидетельствует об устойчивой и высокой поддержке Израиля среди американцев. Выбирая между симпатиями к израильтянам и палестинским арабам, 62% предпочли израильтян, лишь 15% палестинских арабов.

Этот опрос, проводимый с 2001 года среди разных групп населения США, показал, что положительное отношение к Израилю выбрали 71% опрошенных, против 19% положительно относящихся к автономии. И показатель этот оказался более высоким, чем при правительствах Ольмерта и Шарона.

Как видно, после подписания ядерной сделки с Ираном пик кризисных отношений миновал. Остался год, который нужно пережить, в надежде на то, что неожиданных и неприятных сюрпризов в последнюю минуту не будет. Учитывая то, что речь идет о предвыборном годе, шансы на подобную неприятность невелики.

Любой ущерб, нанесенный Израилю, принесет вред демократической партии. Поэтому Обама скорее предпочтет уступить право на интриги французам.

Какой будет внешняя политика США при следующем президенте? Продолжит ли США уступать свои позиции в мире или, наоборот, займет активную позицию, укрепляя своих стратегических партнеров? Ответ на этот вопрос в огромной степени повлияет на дальнейшее положение Израиля.

Итак, подводя итог, можно с уверенностью сказать, что даже если не все столь радужно, все же Израиль очень далек от «изоляции» и «кризиса в международных отношениях». Впрочем, очевидно, что все эти факты вряд ли повлияют на мнение профессиональных кликуш в СМИ и израильской политике.

Подробный обзор развивающихся международных связей Израиля,опубликованный редактором портала «Мида» Ариком Гринштейном, наглядно демонстрирует, что драматические заявления оппозиционных политиков о международной изоляции страны весьма далеки от действительности. Вот сокращенный вариант этого анализа в переводе Александра Непомнящего.

http://www.9tv.co.il/

About Asher

SHALOM

Posted on 27.03.2016, in Шофар. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: