Спасение Торы из огня Катастрофы. Мицва этрога.

Этрог в оккупированной немцами Варшаве

Задняя часть дома, в котором жили рав из Бриска и еще один еврей, была разрушена бомбой. Сосед рава сидел на земле в глубоком молчании. Кто в те ро­ковые дни не был подавлен чудовищными потерями? У кого не щемило сердце от того, что все самое доро­гое в жизни погибло в считанные дни? Рабби попытался утешить соседа.

— Реб ид, — сказал он, — не предавайтесь мрач­ным мыслям. Вспомните — ведь сегодня йом тов. В этом году Суккот начался с царат рабим, когда ев­рейская община скорбит, оплакивая понесенные поте­ри. Но если мы сплотимся в нашем общем горе, то найдем в себе силы, чтобы возвыситься над бедой ка­ждого.

— Ребе, — в волнении произнес сосед, — не это убивает меня. Душа болит о другом: как я нынче смо­гу исполнить мицву благословения этрога завтра утром?

— Если именно это тревожит вас, мой дорогой друг, — я помогу вам! Этрог при мне.

— Неужели, ребе? Не может быть! — И человек ожил в мгновенье ока. Он вскочил на ноги, будто заново родившись. Лицо этого еврея, чудом выживше­го под бомбами, вмиг просветлело. Едва улеглась дол­го мучившая его тревога, изможденный сосед уснул сном праведника. Уснул вскоре и реб Велвел.

Еще не рассвело, когда рава разбудил гул толпы. Он осторожно приблизился к двери своего убежища и с удивлением увидел длинную очередь евреев, вытя­нувшуюся на несколько кварталов. И тогда сосед рас­сказал ему о благочестии и преданности варшавских евреев своей вере. — Нынче всего четыре лулавим и этрогим на всю Варшаву, — начал он, — ведь немцы еще до Рош Ашана разбомбили все, что двигалось в столицу, не говоря уж о поездах. Вот ни один этрог и не попал в Варшаву. Так что на всех варшавских евреев осталось всего три этрогим. И когда вы сказали мне, что у вас есть еще один, четвертый, я обмолвился об этом кое-кому, и слух тут же разнесся по всему городу. Эти люди стоят здесь со вчерашнего вечера. Они простоя­ли всю ночь, невзирая на немецкий комендантский час, преодолевая страх, — только бы исполнить мицву.

— Я знаю, — продолжал сосед, — никому нельзя оказывать предпочтение в таком деле. Каждый должен ждать своей очереди, чтобы исполнить мицву. Но здесь есть один старик, который пришел из предмес­тий Праги, а очередь его раньше, чем к концу дня, не подойдет. Нельзя ли в порядке исключения пропус­тить его вперед? Ему ведь надо успеть вернуться до­мой ко второму дню Суккот, чтобы поспеть на йом тов шени и похоронить одного из погибших в его семье.

Рав согласился и тут же воскликнул: — Эти евреи, проявившие столько преданности ве­ре, должны исполнить мицву раньше меня! Разве мо­гу я сравниться с такими необыкновенными людьми!?

На рассвете взвыли сирены. Подъехали грузовики с немецкими солдатами. Они спрыгивали на землю и сразу набрасывались на толпу евреев, орудуя направо и налево прикладами.

— Вы что, не знаете, что объявлен комендантский час! — кричали солдаты. — Мы раздавили вашу поль­скую армию, а вы еще смеете бросать нам вызов!

Раздались вопли избиваемых и стоны упавших на землю раненых. Разогнав всех, немцы отправились на расправу с другими евреями.

Однако спустя пять минут та же очередь стояла на прежнем месте. Евреи с нетерпением ожидали рассве­та, чтобы исполнить драгоценную мицву.

Ехезкель Ляйтнер

About Asher

SHALOM

Posted on 29.09.2015, in Шофар. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: