Участие евреев, в борьбе с нацизмом

В одном из своих наиболее ярких произведений поэт Борис Слуцкий с грустью пересказывает антисемитский миф: «Евреи — люди лихие, они солдаты плохие: Иван воюет в окопе, Абрам торгует в рабкопе». Действительно, в бывшем СССР, оплоте показного интернационализма, подвиги евреев-фронтовиков всячески замалчивались.Более полумиллиона советских евреев воевали в армии, подполье и партизанских отрядах. Десятки тысяч евреев принимали участие в сопротивлении на оккупированной нацистами советской территории.

Дважды «Герой Советского Союза» Драгунский, Давид Абрамович»

В Красной Армии
По данным Центрального архива Министерства обороны России, в ходе войны с Германией в войсках насчитывалось около 501 тысячи евреев, в том числе 167 тысяч офицеров и 334 тысячи солдат, матросов и сержантов. По данным этого же архива за годы войны погибло в боях, умерло от ран и болезней, пропало без вести 198 тысяч военнослужащих-евреев. Это составляет 39,6 % от их общего числа. По данным доктораИцхака Арада примерно 120—180 тысяч евреев погибли на фронте и около 80 тысяч были убиты в лагерях для военнопленных. Из оставшихся в живых 300 тысяч воинов-евреев 180 тысяч (60 %) были ранены, из них более 70 тысяч (38 %) — ранены тяжело. Как пишет историк Павел Полян, 27 % евреев ушли на фронт добровольцами, 80 % евреев рядового и младшего начальствующего состава служили в боевых частях.

Из 800 тысяч женщин, участвовавших в войне, 20 тысяч были еврейками. 44 % из них служили в сухопутных войсках, 29 % — в медицине, 11 % — в войсках связи, 10 % — в ПВО и 6 % — в авиации. Высокий процент евреев был среди инженерно-технического и командного состава инженерных войск, а также военных медиков. Общая численность евреев-медиков неизвестна, но 6000 из них погибли в боях. Высокий процент офицеров, долю в инженерных войсках и других технических службах источники объясняют относительно более высокой долей высшего образования среди евреев. Согласно переписи1939 года, евреи составляли 1,78 % населения СССР, в то же время они составляли 15,5 % всех советских граждан с высшим образованием (в абсолютных цифрах [171 000] они уступали только русским [620 209] и опережали украинцев [147 645]). В 1939 году в СССР насчитывалось 98 216 студентов-евреев (11,1 % от общего числа студентов), причем в Москве евреи составляли 17,1 % всех студентов, в Ленинграде — 19 %, Харькове — 24,6 %, Киеве — 35,6 %, Одессе — 45,8 %.

В командовании Красной армии насчитывалось 305 евреев в звании генералов и адмиралов, 38 из них погибли в боях. По родам войск генералы распределились следующим образом: общевойсковых генералов — 92, генералов инженерно-технической службы — 34, генералов артиллерии — 33, генералов авиации — 26, генералов танковых войск — 24, генералов инженерно-авиационной службы — 18. Евреями были 9 командующих армиями и флотилиями, 8 начальников штабов фронтов, флотов, округов, 12 командиров корпусов, 64 командира дивизий различных родов войск, 52 командира танковых бригад. За годы войны число евреев-генералов, непосредственно сражавшихся на фронте, составило 132 человека.

Источники отмечают, что первый в истории войны контрудар частей Красной Армии произвел 23 июня 1941 года в районе Гродно командир 6-го механизированного корпуса генерал-майор Михаил Хацкилевич. Маршал Жуков написал в своих воспоминаниях: «Из этого сражения не вернулся и комкор М. Г. Хацкилевич. Это был хороший командир, смелый человек». Командир 25-го механизированного корпуса генерал-майор Семён Кривошеин отличился в оборонительных боях в июле 1941 года в районе Могилёва. Механизированный корпус Кривошеина в шутку называли «евреизированным»: в нём служили начальником штаба корпуса полковник Лимберг, зампотехом корпуса — полковник Лившиц, командирами двух танковых бригад полковники Евсей Вайнруб и Абрам Темник и множество других солдат и офицеров-евреев. 15 евреев служили командирами подводных лодок, семь погибли в бою, троим было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего 7 евреев дослужились до звания генерал-полковника: Григорий ШтернЯков СмушкевичВладимир КолпакчиЯков КрейзерАлександр ЦирлинЛеонтий КотлярЛев Мехлис. Штерн и Смушкевич, успевшие повоевать на Дальнем Востоке и в Финляндии, были расстреляны 28 октября 1941 года (впоследствии реабилитированы). Колпакчи, Крейзер, Цирлин и Котляр успешно проявили себя в военных действиях в Великой Отечественной войне. Мехлис во время войны, будучи членом военных советов ряда фронтов, по словам Леонида Радзиховского«пользовался жуткой славой „персонального уха Сталина“», совмещая функции начальника Политического управления и наркома госконтроля.

Сотрудник института «Яд ва-Шем» доктор наук Арон Шнеер утверждает, что было несколько попыток со стороны евреев инициировать создание в Красной Армии национальных воинских частей по примеру польских, латышских, литовских, армянских и др. Например, после освобождения Краснодара и ознакомления с информацией о тотальном уничтожении евреев в городе, комиссар дивизии Моргулис сказал:

Если бы у нас был полк хотя бы с несколькими танками, немецкая сволочь не прибегла к такому геноциду. Нужна еврейская армия! Создать бы еврейскую дивизию, наподобие эстонской и латышской.

Однако руководство СССР предложений по созданию еврейских национальных воинских частей не приняло.

В первом составе 201-й Латышской стрелковой дивизии по официальным данным было 17 % евреев, все они были добровольцами. В некоторых подразделениях, где процент евреев был выше, чем в среднем по дивизии, даже занятия проводили на языке идиш. Первый командир дивизии полковник Ян Вейкин в 1966 году сказал, что евреев в дивизии было 30 %. В 16-й стрелковой Литовской дивизии численность евреев составляла до 33 %. Как пишет Вилен Люлечник, её называли«самой еврейской дивизией» Красной Армии.

Подвиги солдат и офицеров — евреев

На год раньше Александра Матросова, как и многие другие воины, 22 февраля 1942 года закрыл грудью амбразуру вражеского дзота Абрам Левин. Такой же подвиг совершили ещё четверо евреев. На следующий день после тарана Николая Гастелло направил свой горящий самолёт в гущу вражеских войск Исаак Пресайзен. Впоследствии этот подвиг повторили Исаак Бецис, Исаак Иржак, Зиновий Левицкий, Исаак Шварцман, Илья Катунин и другие — всего 11 лётчиков-евреев. Четыре лётчика-еврея совершили воздушный таран. Командир 164-го стрелкового полка Наум Пейсаховский под плотным огнём противника личным примером увлёк бойцов в атаку на здание рейхстага и получил тяжелейшее (восьмое) ранение. За этот подвиг он был представлен маршалом Жуковым к званиюГероя Советского Союза. В 1961 году Жуков назвал одним из наиболее запомнившихся ему подвигов — рядовой Ефим Дыскин в одном бою будучи трижды раненым уничтожил 7 танков противника.

Евреи-военнопленные

Советский военнопленный-еврей с жёлтой звездой, 1941

Специальные директивы немецкого командования указывали, что взятые в плен евреи подлежат уничтожению. Часто военнопленных-евреев убивали на месте, в остальных случаях они отделялись от других военнопленных и впоследствии отправлялись в лагеря смерти. Павел Полян подчёркивает, что «Холокост как система физического уничтожения немцами евреев хронологически ведёт своё начало именно с систематического убийства евреев-военнопленных», поскольку такие расстрелы начались уже 22 июня 1941 года, задолго до Ванзейской конференции и на два дня ранее, чем первые акции по уничтожению гражданского еврейского населения.

Почти все советские евреи-военнопленные погибли, Павел Полян называет цифру 94 %. Основным способом уничтожения евреев-военнопленных были массовые расстрелы. По мнению автора книги «Плен» доктора Арона Шнеера, массовой гибели евреев-военнопленных Красной Армии способствовало то, что евреев часто выдавали немцам свои же сослуживцы. Своё мнение Шнеер подкрепляет многочисленными фактами и свидетельствами.

В подполье и партизанах

Минское подполье возглавлял Исай Казинец, казнённый оккупантами 7 мая 1942 года8 мая 1965 года ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Казинец — единственный гражданский из евреев—героев СССР. Во многих гетто были созданы подпольные группы. В одном лишь минском гетто под руководством Михаила Гебелева действовало 22 подпольных группы общей численностью около 300 человек.

1943 Belorussia Jewish resistance group.jpg

Подпольщики вильнюсского гетто. В центре стоит поэт и командир подполья Абба Ковнер

В Глубокском гетто в 1943 году произошло вооружённое восстание:

Восстание началось 19 августа 1943 года, организованное тов. Либерманом. Условленным сигналом все ринулись на прорыв проволочных заграждений забора. Завязался бой с немцами и полицией. В первую очередь были забросаны гранатами пулеметные гнезда, часовые на вышках, полицейский участок. Немцы были ошеломлены такими действиями и открыли артиллерийский огонь, подошли танки, но ничего не могло удержать этого натиска, евреи оказывали сопротивление, а один бункер немцы не могли взять в течение целого дня… Было убито и ранено 100 гитлеровцев. Часть евреев ушла в лес, а большая часть была расстреляна. Смертью храбрых погиб и организатор этого восстания тов. Либерман.

— НАРБ, фонд 750, опись 1, единица хранения 231, стр.23-25

Основная часть еврейского партизанского движения была в Белоруссии, в меньшей степени на Украине и в Литве. Большая часть евреев-партизан были беженцами из гетто. Самый крупный партизанский отряд, целиком состоявший из евреев, был создан братьями Бельскими в 1941 году после вторжения немецких войск в Белоруссию и массовых расправ над еврейским населением. Отряд действовал до окончания оккупации Белоруссии в 1944 году и насчитывал к концу войны 1 200 человек, в том числе 350 вооружённых бойцов. Известность получил также еврейский партизанский отряд 106 Шолома Зорина, насчитывавший 600 человек, в том числе 137 — боевая рота, остальные гражданские (в основном женщины и дети). Первым заместителем начальника Белорусского штаба партизанского движения был секретарь ЦК КПБ Григорий Эйдинов, двое евреев были командирами партизанских бригад[27]. На территории Литвы после уничтожениявильнюсского гетто сражался еврейский партизанский отряд «Некама» («Месть») под командованием Аббы Ковнера. Около 1 500 евреев воевали в еврейских группах и отрядах на Украине. 26 украинских евреев командовали партизанскими отрядами и соединениями. Общая численность евреев-партизан на Украине около 4 000 человек, из них в книге С. Елисаветинского «Полвека забвения. Евреи в движении Сопротивления и партизанской борьбе в Украине (1941—1944)» приведены поимённые списки в количестве 2000.

В 70 чисто еврейских партизанских отрядах на территории СССР воевало примерно 4 000 человек. Всего в партизанских отрядах на территории СССР насчитывалось по разным сведениям от 15 до 49 тысяч евреев.

Награды
Официальный ответ Главного управления кадров НКО на запрос ЕАК о числе награжденных военнослужащих-евреев

Звание Героя Советского Союза во время Великой Отечественной было присвоено 131 еврею, в том числе 45 — посмертно. Ещё 8 погибли после присвоения звания Героя. С учётом послевоенных награждений число Героев составило 157 человек. Полковник (впоследствии генерал-полковник) танковых войск Давид Драгунский получил это звание дважды, ещё 12 стали полными кавалерами ордена Славы. В период Второй мировой войны — 17 ноября 1939 года — за мужество и отвагу в боях на реке Халхин-Гол вторую Звезду Героя получил комкор Яков Смушкевич. Единственная женщина из евреев-героев — лётчик бомбардировочной авиации гвардии старший лейтенант Полина Гельман. Наиболее известным из советских евреев-полководцев Великой Отечественной войны был командующий 51-й армией генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Яков Крейзер. Одним из руководителей обороны Брестской крепости был полковой комиссар Ефим Фомин, посмертно награждённый орденом Ленина. Тремя орденами Боевого Красного Знамени, пятью чехословацкими орденами и званием Народного Героя Чехословацкой республики был награждён легендарный разведчик и партизанский командир Евгений Волянский, настоящее имя которого было Ефим Коренцвит. Орден Народного героя Югославии получил из рук маршалаИосифа Тито «комбат Перро Русс» — капитан Красной Армии Пётр Оранский, сбежавший из немецкого концлагеря и воевавший в составе югославских партизан до самого концы войны. Четыре офицера-еврея навечно занесены списки своих воинских частей: капитаны Борис Хигрин и Илья Катунин, майор Цезарь Куников и капитан 2-го ранга Израиль Фисанович.

На 1 апреля 1946 года число награждений евреев орденами и медалями составило 123 822, а с учётом послевоенных награждений к 1963 году — 160 772 человека.

Работа в тылу

Главный конструктор СКБ-2 Кировского заводаЖозеф Котин

Множество евреев внесло свой вклад в победу, работая в тылу. Особенно ценен был труд разработчиков новых видов вооружений. Среди них знаменитые создатели авиатехники Семён ЛавочкинМихаил Миль и Михаил Гуревич, конструкторы танков Яков БаранБорис Черняк и Жозеф Котин, создатели реактивных миномётов Леонид ШварцМоисей Коммисарчик,Яков Шор, Лев Левин и другие. Орден Ленина в 1944 году за создание уникальных образцов авиационного вооружения получилАлександр Нудельман — в будущем дважды Герой Социалистического Труда.

Огромный вклад в создание новой военной техники внесли учёные-евреи, в частности академики Абрам ИоффеАбрам Алиханов,Бенцион ВулАлександр МинцЯков Зельдович и Юлий Харитон.

Множество евреев работали на ответственных постах в военной промышленности: нарком вооружения Борис Ванников, директорКировского машиностроительного завода и нарком танковой промышленности Исаак Зальцман, директор Пермского машиностроительного завода Абрам Быховский, директор Сталинградского завода «Баррикады» (впоследствии Уральского оружейного завода) Лев Гонор, главный конструктор взрывателей для боеприпасов Давид Вишневский — все они были удостоены звания Героя Социалистического Труд.

За участие в разработке новых видов вооружения и боевой техники и за активную организацию работы предприятий и конструкторских бюро для нужд фронта, более 180 тысяч евреев — учёных, инженеров, руководителей и рабочих были награждены орденами и медалями СССР. Почти 300 евреев были удостоены звания лауреата Сталинской премии в области науки и техники. Более 50 евреев — руководители предприятий и организаций, работавших для нужд фронта, получили генеральские звания.

Еврейский антифашистский комитет

7 апреля 1942 года в советской печати было опубликовано сообщение об учреждении «Еврейского антифашистского комитета» и его воззвание к «евреям во всём мире» прийти на помощь Советскому Союзу за 47 подписями. Призыв ЕАК имел отклик в западных странах: в США был создан Еврейский совет по оказанию помощи России в войне во главе с А. Эйнштейном. В Палестине был учрежден также общественный комитет по оказанию помощи СССР в его борьбе против фашизма, впоследствии известный как «Лига Ви» (англ. victory — «победа»). ЕАК возглавил художественный руководитель «Государственного еврейского театра» Соломон Михоэлс. Непосредственно деятельность ЕАК курировал заместитель наркома иностранных дел и начальника «Совинформбюро» Соломон Лозовский[57][58].

Для советских вооруженных сил ЕАК собрал 16 миллионов долларов в США, 15 миллионов в Англии и Канаде, 1 миллион в Мексике, 750 тысяч в британской Палестине, а также внес другую помощь: машины, медицинское оборудование, санитарные машины, одежда. 16 июля 1943 года «Правда» сообщила: «Соломон Михоэлс и Ицик Фефер получили сообщение из Чикаго, что специальная конференция Джойнта начала кампанию, чтобы финансировать тысячу санитарных машин для потребностей Красной Армии». На собранные по призыву ЕАК Джойнтом деньги были приобретены 1000 самолётов, 500 танков, отправлены в СССР два парохода с вещами, медикаментами и продуктами. Деятельность ЕАК способствовала открытию Второго фронта.

Антисемитизм в СССР во время войны

Антисемитизм в СССР проявлялся в этот период в следующем:

  • Еврейские погромы и массовые убийства евреев, совершаемые коллаборационистами на оккупированной территории, выдача скрывающихся евреев.
  • Помощь нацистам в выявлении евреев среди военнопленных.
  • Отказ в приёме в партизанские отряды и отправка бежавших из гетто назад, издевательства и даже расстрелы как немецких шпионов.
  • Распространение на неоккупированной территории слухов о том, что «евреи не воюют», что на фронте их нет, что все они устроились в тылу, в снабжении и так далее.
  • Отказ в продвижении по службе, непредставление к наградам, задержка наград и т. п.

Бытует мнение, что евреи уклонялись от службы в армии вообще и в боевых частях в частности. Например, Александр Солженицын в книге «Двести лет вместе» пишет:

« Пока же рядовой фронтовик, оглядываясь с передовой себе за спину, видел, всем понятно, что участниками войны считались и 2-й и 3-й эшелоны фронта: глубокие штабы, интендантства, вся медицина от медсанбатов и выше, многие тыловые технические части, и во всех них, конечно, обслуживающий персонал, и писари, и ещё вся машина армейской пропаганды, включая и переездные эстрадные ансамбли, фронтовые артистические бригады, — и всякому было наглядно: да, там евреев значительно гуще, чем на передовой. »

Было распространено выражение, что евреи воюют на «Ташкентском фронте», с намёком, что они все эвакуировались в глубокий тыл. Однако множество источников, включая официальную статистику, опровергают это мнение. В частности, историк Марк Штейнберг отмечает что в армии служили 20 % от всех евреев, оставшихся на неоккупированной территории и приводит цифры невозвратных потерь: если в среднем по армии они составили 25 %, то среди евреев боевые потери составили почти 40 % По мнению Штейнберга, это было бы невозможно, если бы евреи служили в тыловых частях, а не на передовой. Арон Шнеер указывает, что доля добровольцев-евреев была самой высокой среди всех народов СССР (27 %). Среди воинов-евреев, погибших и умерших от ран, 77,6 % составляли рядовые солдаты и сержанты и 22,4 % — младшие лейтенанты и старшие лейтенанты. По мнению Валерия Каждая, это свидетельствует, что евреи гибли не во втором эшелоне и не в тылу, а именно на передовой.

Об этих антисемитских настроениях в марте 1943 года с возмущением говорил Илья Эренбург:

« Вы все, наверное, слышали о евреях, которых «не видно на передовой». Многие из тех, кто воевал, не чувствовали до определённого времени, что они евреи. Они почувствовали лишь тогда, когда стали получать от эвакуированных в тыл родных и близких письма, в которых выражалось недоумение по поводу распространяющихся разговоров о том, что евреев не видно на фронте, что евреи не воюют. И вот, еврейского бойца, перечитывающего такие письма в блиндаже или в окопе, охватывает беспокойство не за себя, а за своих родных, которые несут незаслуженные обиды и оскорбления. »

Ещё более серьёзные проблемы историки отмечают на оккупированной территории. Существовали массовые антисемитские проявления как в самих партизанских отрядах, так и в центральном командовании. В частности, доктор исторических наук профессор Давид Мельцер приводит информацию, что «с ведома И. Сталина в начале ноября 1942 года Москва направила радиограмму подпольным партийным органам и командирам партизанских формирований, запрещающую принимать в отряды спасшихся евреев». При этом следует понимать, что отказ в приёме в партизаны означал для еврея почти гарантированный смертный приговор. В докладных записках руководителям подпольных обкомов отмечалось: «…Партизанские отряды им [евреям] не помогают, еврейскую молодёжь принимают к себе неохотно. Были факты, когда партизаны из отряда Н. Н. Богатырева, отняв у пришедших оружие, отправляли их назад, так как антисемитизм в партизанской среде развит довольно сильно…» «…Некоторые партизанские отряды принимают евреев, некоторые расстреливают или только прогоняют. Итак, у Грозного евреев порядочно, довольно их и у Зотова. Зато ни Марков, ни Стрелков евреев не принимают…». В приказе руководства партизанского движения от 2 апреля 1944 года говорилось: «…были установлены случаи массового террора к партизанам-евреям, что нашло свое выражение в избиении, необоснованном разоружении, изъятии заготовленного продовольствия, одежды и боеприпасов».

Антисемитские настроения на оккупированной территории были настолько массовыми, что руководитель могилёвского подполья Казимир Мэттэ писал:

« Учитывая настроение населения, невозможно было в агитационной работе открыто и прямо защищать евреев, так как это безусловно могло вызвать отрицательное отношение к нашим листовкам даже со стороны наших, советски настроенных людей или людей, близких нам »

Историками и публицистами отмечается, что существовали как негласные, так и прямые указания к снижению численности награждения евреев и продвижения их по службе. Так, начальник Главного политуправления Красной Армии генерал-полковник Щербаков, издал в начале 1943 года директиву: «Награждать представителей всех национальностей, но евреев — ограниченно». Современники называют и другие распоряжения и высказывания Щербакова, которые расцениваются как антисемитские.

Ряду евреев-героев СССР звание было присвоено через десятки лет после окончания войны, когда их самих уже не было в живых (Исай КазинецЛев МаневичШика Кордонский), а многим, несмотря на неоднократные представления, звание Героя так и не было присвоено (Евгений ВолянскийИсаак ПресайзенСемён Фишельзон и другие — всего 49 человек). По пять раз представляли к званию Героя Советского Союза командира партизанского отряда им. Ворошилова Евгения Мирановича (Евгений Финкельштейн) и гвардии полковника Вениамина Миндлина. По некоторым утверждениям, множество евреев не были представлены к награждению, несмотря на то, что за аналогичные подвиги награждались представители других национальностей. Однако, Арон Шнеер пишет, что представления к наградам производились регулярно, но «сбои в представлениях происходили чаще всего в московских коридорах власти», то есть при принятии окончательного решения о награждении или отказе.

Осенью 1944 года Сталин на одном из совещаний призвал к «более осторожному» назначению евреев; выступивший вслед за тем Маленков со своей стороны призвал к «бдительности» в отношении еврейских кадров; по итогам совещания было составлено директивное письмо, подписанное Маленковым (так называемый «Маленковский циркуляр»), перечислявшее должности, на которые не следует назначать евреев.

Существуют прямые свидетельства, что неприсвоение званий было связано с национальностью. После отказа разведчицы Мириам Фридман записаться латышкойвместо еврейки, ей не только не присвоили звание Героя СССР, к которому она была представлена, но и угрожали убийством в политотделе дивизии.

Обобщая подобную информацию, историк Иосиф Кременецкий писал:

« Анализируя роль и участие евреев в этой войне, нельзя отрешиться от мысли, что им приходилось воевать не только со зримым врагом — гитлеровским фашизмом, но и с незримым, но ясно ощущаемым врагом — антисемитизмом, распространённым даже на неоккупированной территории. »

Более подробно о евреях других стран сражавшихся с фашизмом на  Wikipedia.org

About Asher

SHALOM

Posted on 09.05.2013, in Личное мужество, Этот день в истории. Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: