Исаак Бродский: певец кровавой власти


Каждый, кто вырос в Советском Союзе, помнит знаменитую картину «Ленин в Смольном». Бывшая комната классной дамы Дворянского института, кресла в строгих белых чехлах, столик на резных ножках. И вождь, устало изучающий документы. Но мало кто помнит, что автор этой знаменитой картины — художник Исаак Израилевич Бродский, который из черты оседлости попал в главные живописцы новой, советской эпохи. Сегодня исполняется 75 лет со дня его смерти.

Будущий художник родился 25 декабря 1883 года в украинском селе Софиевка недалеко от Бердянска. В то время это была Таврическая губерния, часть которой населяли евреи. Отец Исаака был мелким торговцем и землевладельцем, мать хлопотала по хозяйству. Сам он позже вспоминал, что не было в его детстве ничего, что подтолкнуло бы к рисованию, разбудило вдохновение. Но уже в пять лет Исаак часами просиживал с карандашом — перерисовывал иллюстрации из книг, пытался рисовать с натуры. И хотя в еврейской среде изобразительное искусство было не в чести, родители не стали препятствовать таланту сына. Отправили его учиться в городское четырехклассное училище в Бердянске.

Там Исаак поселился в семье ремесленников Евновичей, которые внимательно отнеслись к способностям своего шестилетнего воспитанника. И после того как он окончил школу, именно Евнович убедил его отца, что Исаак — одаренный живописец. Сам же мальчик плакал и отбивался: он прекрасно играл на скрипке и мечтал о музыкальной школе. Но в 1896 году он поступает в Одесское художественное училище при Академии художеств. Для мальчика из крохотного села это стало настоящей путевкой в жизнь. Талант его заприметили учителя. Училище он окончил с отличием и сразу, без экзаменов поступил на первый курс Петербургской академии художеств, в класс самого Ильи Репина.

Все пять лет известный художник опекал одаренного еврейского мальчика, удивлялся его трудолюбию. Искусство на рубеже веков было зеркалом происходивших в обществе процессов: рождались и погибали новые школы, возникали новые течения и направления. Зарождалась революция, Бродский ходил на собрания, писал политические карикатуры в «левые» журналы. Несмотря на талант молодого живописца, из академии его исключили. Вернуться к обучению помог только авторитет Репина: Илья Ефимович убедил ректора в том, что такого ученика нельзя потерять. С юности Бродский предпочитал классический реализм, и Репин во многом повлиял на формирование его художественного вкуса и стиля. Именно он поддерживал его «стремление к реалистической правде в искусстве и прочно вселил презрение и ненависть ко всем кривляниям в живописи».

Окно в Европу

Академия стала для Исаака Бродского идеальным трамплином. В 1908 году он пишет выпускную работу «Теплый день», за которую получает золотую медаль и награду — возможность продолжать обучение в Европе. Рим, Лондон, Берлин… Бродский ходит по музеям и художественным галереям, пишет с натуры. В Париже попадает в мастерскую Родена. Роден будущему живописцу революции очень понравился, а вот Матисс и Пикассо всерьез оттолкнули. Как художник напишет позже, посмотрев их работы, он решил, что это и есть то самое «кривляние» в искусстве, и еще раз убедился в своей приверженности реализму.

Из поездки он возвращается с папкой замечательных этюдов. Академия принимает решение продлить его каникулы, и Бродский еще на полгода уезжает в Италию. На Капри он знакомится с Максимом Горьким и пишет его портрет. Европа тепло принимает молодого художника. В 1913 году его картину «Зима в провинции» показывают на выставке в Мюнхене. Ее признают лучшей на экспозиции, Бродский получает золотую медаль. В Россию он возвращается уже выдающимся мастером, его с радостью принимают в академии, знакомят со всей творческой элитой: Федором Шаляпиным, Александром Скрябиным, Леонидом Андреевым, Владимиром Маяковским, Александром Куприным, Корнеем Чуковским. Бродского любят и ценят, его пейзажи и портреты пользуются огромным спросом. Он очень точно передает дух времени. Горький, у которого художник гостил на Капри, напишет ему: «В творчестве вашем для меня самая ценная и близкая мне черта — ваша ясность, пестрые, как жизнь, краски и тихая эта любовь к жизни, понятой или чувствуемой вами как “вечная сказка”».

Несмотря на любовь к реализму, в пейзажах Бродского соединяются символизм и модернизм. Критики определяют жанр его живописи как «символическую фантастику», его яркие картины отдают салонностью.

Он обласкан критиками, очень востребован, хорошо зарабатывает. И весь отдается своему увлечению — коллекционированию живописи. Основу этой страсти заложил все тот же Илья Ефимович Репин, который подарил любимому ученику три своих рисунка. И теперь Бродский скупает на выставках картины самых разных мастеров.

Новая волна

Революция совершает переворот в его творчестве. Социалистические идеи, которыми художник был увлечен еще с юности, охватывают всю страну. Бродский понимает, что его талант нужен зарождающемуся советскому строю и принимает решение работать на его прославление. В то время как многие его товарищи бегут из страны, Исаак становится официальным художником новой власти. Сначала один за другим пишет портреты лидеров большевиков, затем пробует себя в больших многофигурных полотнах. Первый такой его опыт вызывает восторг у революционного правительства. «В. И. Ленин и манифестация» — с этой картины начинается новый этап в творчестве художника.

Он уже почти не пишет свои очаровательные пейзажи, а буквально документирует современность. Цикл картин «Революция в России» Исаака Бродского известен каждому советскому школьнику, ими иллюстрировали учебники истории. «Расстрел 26-ти бакинских комиссаров», «Торжественное открытиеII Когресса Коминтерна» — Бродскому удается изображать происходящее в стране в совершенно ином, романтизированном, свете. Это, конечно, не совсем реализм, которым раньше так восхищался художник: идеальными, одухотворенными, мудрыми выглядят на его портретах новые вожди. Особенно увлеченно Бродский пишет Ленина. Знаменитой картине «В. И. Ленин в Смольном» предшествует целый ряд портретов вождя. Вслед за Лениным появляются портреты практически всего большевистского истеблишмента: от Ворошилова до Фрунзе, от Молотова до Кагановича. В 1928-м у него появляется новый «натурщик» — Иосиф Сталин.

Коллеги по цеху обвиняли Бродского в обслуживании советского режима, отличавшегося людоедскими методами правления. Но художника сложно было сбить с намеченного пути, тем более что путь этот приносил свои дивиденды: в 1930 году Исаак Бродский становится профессором родной академии, в 1934-м — ее директором. Теперь, правда, она называется иначе — Всероссийская Академия художеств. Бродский, обласканный новой властью, трудится честно и кропотливо: много пишет, растит учеников, с любовью выстраивает учебную работу. Только благодаря его нежной привязанности к альма-матер академия выживает в тяжелые годы. Помогает он и коллегам — устраивает им заказы, ссужает деньгами.

Бродский, действительно, верит в целесообразность происходящего, восхищается новыми вождями, стремится «нести искусство в массы». Свою приличную к тому времени коллекцию живописи решает «подарить народу» и организует серию выставок, первая из которых проходит в его родном Бердянске. «У себя на родине, в Бердянске, я считал необходимым создать музей. Это мне удалось. Я основал художественный музей, которому было предоставлено одно из лучших зданий», — напишет художник в автобиографии «Мой творческий путь». 200 картин лучших российских живописцев отправляются на родину Исаака Бродского, среди них полотна Репина, Кустодиева, Врубеля, Серова. Это будет первый в Запорожье художественный музей, коллекция которого постоянно пополняется. Говорят, туда попало немало картин из расформированного музея Академии художеств. Вполне возможно, что таким образом Бродский спасал картины художников, которые были не в фаворе у новой власти. Часть его коллекции получают музеи Днепропетровска и других провинциальных городов.

Карьера Бродского стремительно развивается. Он становится первым художником, получившим орден Ленина, ему дарят огромную квартиру на Михайловской площади. Именно здесь довелось побывать Корнею Ивановичу Чуковскому, давнему знакомцу художника. «Ах, как пышно он живет — и как нудно! — напишет о своих впечатлениях Чуковский. — Уже в прихожей висят у него портреты и портретики Ленина, сфабрикованные им по разным ценам, а в столовой — которая и служит ему мастерской — некуда деваться от “расстрела коммунистов в Баку”… И самое ужасное, что таких картин у него несколько дюжин. Тут же на мольбертах холсты, и какие-то мазилки быстро и ловко делают копии с этой картины, а Бродский чуть-чуть поправляет эти копии и ставит на них свою фамилию. Ему заказано 60 одинаковых “расстрелов” в клубы, сельсоветы и т. д., и он пишет эти картины чужими руками, ставит на них свое имя и живет припеваючи. Все “расстрелы” в черных рамках.

Сам Бродский очень мил… Чтобы покупать картины (у него отличная коллекция Врубеля, Малявина, Юрия Репина и пр.), чтобы жить безбедно и пышно, приходится делать “расстрелы” и фабриковать Ленина, Ленина, Ленина. Здесь опять-таки мещанин, защищая свое право на мещанскую жизнь, прикрывается чуждой ему психологией.

Примирило меня с ним то, что у него так много репинских реликвий. Бюсты Репина, портреты Репина и проч. И я вспомнил того стройного изящного молодого художника, у которого тоже когда-то была своя неподражаемая музыка — в портретах, в декоративных панно. Его талант ушел от него вместе с тонкой талией, бледным цветом лица…»

Но Корней Иванович не совсем прав. Бродский искренне верит в идеи коммунизма. Он не коллаборационист и штампует портреты вождей не только ради заработка. Он удачный инструмент пропагандистской машины, идеально отлаженный под поставленную задачу. Именно Исаак Бродский удостаивается чести представлять советскую Россию на зарубежных выставках. В страшном 1937 году, когда многие его коллеги по цеху оказались в застенках, он едет в Париж на международную выставку. Едет, правда, не со своими очаровательными пейзажами, а все с теми же пафосными полотнами, прославляющими вождя, — с «Лениным на Путиловском заводе» и «Лениным на проводах красноармейцев, отправляющихся на фронт».

Конечно, можно обвинять Бродского в том, что предал свой талант, стал штамповать «лениных», превратился в певца кровавой власти. Но изысканные, сказочные пейзажи — это ведь тоже художник Бродский. И роскошная коллекция живописи, которую он подарил родной стране, и десятки признательных учеников — тоже он.



Материал подготовила Алина Ребель

http://www.jewish.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: